«Северяне» поставлены перед выбором: приемные дети или положенная по закону льгота

В 2017 году к государственному правозащитнику с просьбой о помощи обратилась А. – пенсионерка, проживающая в одном из северных районов области.

А. осуществляет воспитание приемных детей на основании договоров о приемной семье. Удивительно, но именно этот факт стал препятствием в реализации ее права на получение компенсации расходов на оплату стоимости проезда к месту отдыха и обратно.

Дело в том, что лицам, проживающим в районах, приравненных к местностям Крайнего Севера, положена компенсация расходов на оплату стоимости проезда к месту отдыха и обратно. Работники такую компенсацию получают по месту осуществления трудовой деятельности за счет работодателя, а неработающие пенсионеры – из Пенсионного фонда РФ.

Однако, Пенсионный фонд считает, что пенсионеры, являющиеся приемными родителями и получающие за это вознаграждение, не относятся к категории неработающих пенсионеров. На этом основании территориальные органы ПФ РФ отказывают таким пенсионерам в выплате компенсации расходов на оплату стоимости проезда к месту отдыха и обратно. Такой отказ от ПФ РФ получила и обратившаяся к Уполномоченному А.

Вместе с тем, говорить о том, что орган, с которым пенсионер заключает договор о приемной семье, является для него работодателем и должен выплачивать компенсацию, нет никаких законных оснований.

Судебная практика по стране по этому вопросу складывается неоднозначно. Имеются судебные решения в пользу пенсионеров, которые содержат выводы о том, что «воспитание ребенка в рамках договора о приемной семье не является осуществлением трудовой деятельности в смысле, придаваемом этому понятию законодательством о предоставлении гарантий и компенсаций лицам, проживающим в районах Крайнего Севера. Стоимость проезда к месту отдыха и обратно приемному родителю-пенсионеру подлежит компенсации за счет средств Пенсионного фонда Российской Федерации.».

Например, Определение Верховного Суда РФ от 28.02.2014 г. № 94-КГ13-1.

До июля 2017 года указанное определение было включено в качестве примера по аналогичным делам в обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за январь – июль 2014 года (утвержден Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 1 сентября 2014 года). Однако Обзором судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 3 (2017) этот пример из Обзора был исключен.

Суд первой инстанции в июне 2017 года принял решение в пользу заявительницы – обязал отделение ПФ РФ компенсировать заявительнице расходы на проезд к месту отдыха и обратно. Но позднее, в сентябре 2017 года, это решение отменено апелляционным определением Томского областного суда, в удовлетворении исковых требований было отказано.

Таким образом, пока в Томской области судебная практика формируется не в пользу пенсионеров, являющихся приемными родителями.

Для сведения: в 2017 году на ребенка, находящегося в семье по договору о приемной семье, государство тратило в среднем около 10000 рублей с учетом вознаграждения приемному родителю. На этого же ребенка, находящегося в детском доме, уходят десятки тысяч рублей, например содержание 1 ребенка в ОГКУЗ «Дом ребенка» в месяц составляет более 80000 рублей.

Опекуны экономят государству немалые деньги, забирая детей на воспитание в семью.

А государство отказывает им в положенных по закону льготах и предлагает судиться для установления других источников получения компенсационных выплат – пытаться взыскать деньги с органов местного самоуправления.

При этом данный случай не входит в перечень случаев, в которых возможно получение бесплатной юридической помощи, а денег на оплату услуг адвокатов у данной категории граждан, как правило, нет.

То есть, забирая ребенка из детского дома в семью, где у него больше шансов социализироваться, получить профессию, устроиться на работу и обеспечивать себя самостоятельно, граждане ухудшают свое положение в части получения указанных льгот.

В целях полного и объективного изучения проблемы Е.Карташова, со своей стороны, направляла запросы в Минтруд России и в Пенсионный фонд России.

Минтруд России сообщил, что пенсионерам, воспитывающих детей на основании договоров о приемной семье, компенсация положенная остальным получателям страховой пенсии по старости и инвалидности, не положена.

Ответ на вопрос о том, какой орган должен выплачивать компенсацию, письмо из Минтруда не содержит.

Ответ из Пенсионного фонда – аналогичного содержания.

После того, как суд отказал А. в получении компенсации от Пенсионного фонда России, она обратилась в орган местного самоуправления с заявлением о выплате компенсации проезда к месту отдыха и обратно. Муниципалитет, также как и Пенсионный фонд, отказал пенсионерке в выплате компенсации.

Как сообщила А., в настоящее время Прокуратура Парабельского района проверяет законность данного решения муниципалитета.

Если и этот отказ надзорные органы и суд признают законным – больше обращаться за компенсацией некуда.

Думается, что только корректировка федерального законодательства может устранить возникшую правовую неопределенность и провозглашенные в законе права «северян» будут гарантированы.

Информация о данной проблеме будет подробно изложена в ежегодном докладе Уполномоченного, адресованном органам власти областного и федерального уровня, а также Уполномоченному по правам человека в Российской Федерации.

12 февраля 2018

Разделы: Мнение