Сироты с инвалидностью останутся в детских интернатах до 23 лет

Вице-премьер Ольга Голодец поручила Минтруду, Минобрнауки и Минздраву разработать предложения, которые позволят детям-сиротам с тяжелыми, множественными и ментальными нарушениями оставаться в детских домах-интернатах (ДДИ) до 23 лет. Как сообщила «Известиям» член Совета при правительстве РФ по вопросам попечительства в социальной сфере Елена Клочко, министерства должны доложить о результатах этой работы в совет до 1 января 2018 года. В перспективе сирот с тяжелыми нарушениями вообще не будут отправлять во взрослые интернаты.

По нынешним правилам дети-сироты с тяжелой инвалидностью и ментальными нарушениями живут в ДДИ до 18 лет. После этого они (если к этому времени их никто не усыновил) автоматически переводятся во взрослые учреждения — психоневрологические интернаты (ПНИ). Для многих это огромный стресс — людей вырывают из привычного окружения, разлучают с теми, к кому они привыкли. В ПНИ они получают меньше заботы и ухода хотя бы потому, что во взрослом учреждении другое штатное расписание. По словам Елены Клочко, если в детском интернате на десять воспитанников приходится 15–16 сотрудников, то в ПНИ — 5–6.

— В ПНИ, куда попадают дети из детских интернатов, нет привычного окружения, — отметила эксперт. — Здесь множество нюансов. Например, как кормить человека, который сам не глотает? В ДДИ около ребенка были люди, которые умели это делать и знали его привычки. Найдутся ли в ПНИ специалисты, которые могут себе позволить уделить ему больше времени?

Сейчас в ДДИ в России живут около 20 тыс. детей. Ежегодно около тысячи из них достигают возраста совершеннолетия. В ПНИ живут 150 тыс. постояльцев, почти треть из них — это те, кого перевели из ДДИ. Жизни за стенами этих учреждений они не знали.

— Статистика не ведется, но со слов коллег, работающих с этой категорией, могу точно сказать, что часть выпускников ДДИ испытывают при переводе такой стресс, что умирают в течение полугода-года, — рассказала Елена Клочко. — Они не могут адаптироваться к новым условиям. Это дети с тяжелыми нарушениями, им не обойтись без сопровождения. Представьте себе: в четыре года его перевели из дома ребенка в ДДИ. Это первый стресс. Там он находился с четырех до восемнадцати, практически всю свою жизнь. А теперь мы должны его перевести во взрослый интернат лишь на том основании, что он вдруг стал взрослым в 18 лет. Но эти ребята не становятся взрослыми в обычном смысле слова в силу имеющихся психофизических нарушений.

Директор Центра лечебной педагогики, член Совета по попечительству Анна Битова обратила внимание, что даже здоровые дети не становятся автоматически взрослыми в день восемнадцатилетия, а у тех, кто живет в ДДИ, ситуация гораздо сложнее.

— В нашей культуре молодежь обычно дольше живет в семье, — пояснила Анна Битова «Известиям». — Если тем, кто живет в ДДИ, позволят остаться там до 23 лет, у них будет больше шансов, чтобы найти собственное жилье и переехать туда. Это если говорить о тех, кто способен как-то самостоятельно о себе позаботиться. Но даже те, за кем нужен уход, за эти пять лет повзрослеют, окрепнут, у них появятся новые навыки. У них будет больше возможностей в дальнейшей жизни.

Эксперты отмечают, что повышение возраста перевода детей-сирот с нарушениями во взрослые учреждения до 23 лет — временное решение. Но по крайней мере это позволит тем из них, кому в ближайшие годы исполнится 18, выиграть время. В перспективе, как ожидается, таких людей вообще не будут переводить в ПНИ. Однако и пожизненное проживание в ДДИ — это не то, что им нужно. Общественники рассчитывают, что через несколько лет для таких людей удастся создать систему сопровождаемого проживания. В начале года «Известия» сообщали, что Минтруд изучает этот вопрос, однако конкретных решений до сих пор не принято.

Сопровождаемое проживание — это, к примеру, размещение нуждающихся в уходе людей в небольших общежитиях квартирного типа. Люди могут жить там по одному-два человека в комнате, имея общее помещение для досуга, общую кухню и сопровождающего. Есть и примеры социальных деревень, а также сопровождения в собственном жилье.

— Мы делаем шаг, чтобы в дальнейшем переводить ребят на альтернативные варианты поддерживаемого проживания, — отметила Анна Битова.

Квартиры, где живут группы выпускников ДДИ, уже есть в Москве, Петербурге, Владимире и некоторых других городах.

«МИЦ «Известия»

Роман Крецул

05 июня 2017

Разделы: Пресса